ВЕЛИМИР ХЛЕБНИКОВ "КА"

14 мая, понедельник, 20:00
ПРОЗОЗЁМ (ОПЫТЫ ЧТЕНИЯ): Велимир Хлебников "КА".
«Это одно из важнейших, узловых произведений Хлебникова и, кажется, самое странное, фантастическое и загадочное явление во всей русской прозе... Хронологические рамки её охватывают 3600 лет, от 1378 года до Р. Х. и до 2222 года н. э. Действие повести происходит в современном Петербурге и в Древнем Египте, в Астрахани и в мусульманском раю, в африканских джунглях и в желудке огромной каспийской белуги, в Арктике и в Индийском океане» [Дуганов Р. В. Велимир Хлебников: Природа творчества. – М.: Советский писатель, 1990. –С. 317].

 Прозозём – это способ прикосновения к сокровенным слоям русской литературы ХХ века. Попытка читать и комментировать «Ка» Велимира Хлебникова,«Происхождение Мастера» Андрея Платонова, «Конец Кикапу» Тихона Чурилина, «Пропевень о Проросли Мировой» Павла Филонова, «Конармию» Исаака Бабеля и ряд других произведений.

Вряд ли существует так называемое «механическое» чтение. Есть чтение вообще. В чтении, как и в письме, в почерке, обязательно присутствует нажим, – некое усилие. То, что отделит прошлое от будущего – есть понимание. Без этого момента понимания мы неминуемо остаёмся людьми прошлого.
Любое чтение/письмо строится по принципу луковицы, где каждый новый нарастающий слой, вбирающий в себя все предыдущие, – есть миг понимания, внезапного озарения. Если это и рассматривать как л-и-т-е-р-а-т-у-р-о-в-е-д-е-н-и-е, то – неправильное, кустарное, домотканое, самопальное. Главный смысл исследования текстов состоит, быть может, в их продлении. Раньше их буквально переписывали, теперь их как бы перепахивают, рыхлят, удобряют, – это и есть п р о з о з ё м.

Прозозём – это те тексты, которые всегда содержат для меня ряд вопросов. В отношении языка – произведения крайне не простые, совсем не лёгкие для восприятия на слух. Есть чтение и чтение. Попытка что-то новое извлечь, высечь какую-то искру. Настоящее чтение – не там, где лёгкое, быстрое течение незатейливого ручейка, а там, где вязко, где вдруг встречается препятствие, где приходится что-то в себе преодолевать, чтобы принять новое слово. Прозозём как рыхление страниц.

«Ка» – сложнейшая вещь, о которой написаны сотни страниц. Хлебникова нельзя просто открыть наугад и читать с любого места, несмотря на принципиальную открытость, разомкнутость его текстов. То есть, любой такой текст, если человек впервые встречается с миром поэта, может быть прочтён, но, скорее всего, большая часть смысла останется в тени. Хлебников требует полного погружения и знания всего корпуса сочинений. Речь не о том, что вещи Хлебникова выглядят как бы незавершёнными. На самом деле не так – они завершены как некая Единая Книга. О. А. Седакова пишет: «Книга Мира Хлебникова, в отличие от средневековой Книги – текст, создающий сам себя. Книга без Автора…» [Седакова О. А. Контуры Хлебникова. // Мир Велимира Хлебникова: Статьи. Исследования (1911 – 1998). - М., 2000. – С. 574]. В этом смысле, лучшие комментарии к текстам Хлебникова – тексты самого же Хлебникова.

Опыт чтения: Андрей Поповский, кандидат филологических наук

Вход - свободный.

Ближайшие события

Error: No articles to display

Экспозиция

Интерактивная выставка авторских музыкальных инструментов

Практика изготовления самобытных инструментов - явление не новое, уходящее вглубь веков. Звуковое изобретательство, поиск новых тембров, освоение электроники и создание авторских интерфейсов привлекают в современном мире все польший интерес. Подчас "изобретательский" аспект опережает собственно "композиторский", то есть сначала возникает "механизм", "тело инструмента", и только спустя годы (а иногда и десятилетия) появляется ...